Вор в законе Рауль Сухумский Избранное

Вор в законе Рауль Сухумский
11.01.2018 00:00
shadow
Вор в законе Рауль Сухумский
Вор в законе Рауль Сухумский

Последние десятилетия подразделения по борьбе с организованной преступностью старательно отслеживают все сборища «воров в законе» и стараются их прервать.

В прошлые десятилетия спецподразделения неожиданно наведывались на массовые «сходки» в Шахтах,Одессе и Екатеринбурге. Один раз даже высаживались с вертолета на борт теплохода, курсировавшего по Пироговскому водохранилищу. Совершаются подобные действия, чтобы помешать обсуждению вопросов, которые могут консолидировать преступный мир.

Что там говорить о массовых сходках! Даже встреча авторитетов «на троих» в ресторане с большой вероятностью заканчивается профилактическим задержанием, досмотром и беседой в отделении. У современных «воров в законе» гораздо больше возможностей, чем у их предшественников организовать «сходку».

Можно просто уехать заграницу, где мало кому есть дело до сборищ выходцев из России. В СССР с ворами поступали вообще весьма жестко. Тем не менее, милиция «проморгала» воровскую «сходку», состоявшуюся 18 января 1960 года в абхазской Очамчире. Она собрала около 3-х десятков воров, в основном из Абхазии, Тбилиси, Зугдиди, Хони, Гегечкори и Сенаки. Все ее участники родились в довоенные годы и были хорошо известны в криминальном мире и уголовному розыску.

Самым старейшим оказался тбилисец Георгий Цицва, родившийся в 1918 году. Из России в Абхазию прибыли гости Князь (Гайдамака) и Дядя Миша ростовский. Никого из присутствовавших ныне не осталось в живых. Последними в 90-х годах умерли от старости и болезней Бочия (Гугнава), Алия Хонский (Мелкадзе) и Юра Гальский (Кирия). В один только 1993 год пропал без вести в Москве Гиви Резаный (Берадзе) и был застрелен в поселке Тимофеевка Саратовской области Цоци (Санадзе).

Слева воры в законе: Рауль Гогилава, Борис Гугунава (Бочия) и Гиули Гачава (Бадри)

Слева воры в законе: Рауль Гогилава, Борис Гугунава (Бочия) и Гиули Гачава (Бадри)

До 2007 года держался благодаря проживанию в курортном Кисловодске Гурам (Мачавариани). Остальные ушли гораздо раньше, а некоторые буквально сразу после встречи. Из ныне живущих «воров в законе» связь с тем событием осталась только у кутаисского вора Таро (Ониани). Его крестным отцом является Гигла (Гагабадзе), также приехавший в Очамчиру. «Сходка» закончилась беспрецедентным для того времени решением. На ней «вором в законе» стал пятнадцатилетний Рауль Сухумский (Гогилава), только что вернувшийся из «малолетки».

Рауль Сухумский

Умудренные тюремным опытом воры признали равным себе подростка. Рауля представлял на сходке его друг Нури Очамчирский (Какубава), вместе с которым, а еще с грузинским вором Лифтером, подросток начал воровать и заработал первый срок. Нури через 2 года в колонии Ксани не признает вором самого Джабу (Иоселиани), через 30 лет ставшего одним из руководителей Грузии.

На «малолетке» Рауль Сухумский оказался единственным из нескольких сотен заключенных, кто за весь срок содержания под стражей ни разу не взял в руки позорной для «отрицал» метлы. Именно его твердость и решимость послужили пропуском в элиту уголовного мира в столь юном возрасте. У славянских воров были свои идеалы для подражания. Это в первую очередь Вася Бриллиант(Бабушкин). Для грузин Рауль Сухумский позже стал его полным аналогом. Более яростного противника «мандариновых» воров или «лаврушников» в Грузии не было. Даже его нераскрытая смерть в Москве в ноябре 1996 года связывается с конфликтом между ним и «скороспелками» из славян. Хотя за 10 лет до этого Рауль Сухумский во всеуслышание объявил, что он уходит «на пенсию» и не будет участвовать в «воровском», к его мнению все внимательно продолжали прислушиваться. Отрицательный отзыв Рауля неизбежно ставил на человеке клеймо на всю жизнь.

Слева воры в законе: Рауль Гогилава (Рауль Сухумский) и Константин Салакая (Кот Очамчирский)

Слева воры в законе: Рауль Гогилава (Рауль Сухумский) и Константин Салакая (Кот Очамчирский)

18 ноября в половину девятого вечера Рауля Гогилаву подвезли к подъезду дома на улице Сходненской знакомые на джипе «Гранд Чароки». Потом они вспомнили, что по пути за ними долго шла «Волга», обогнавшая их у самого дома. У Гогилавы не было охраны. Чувствовал он себя в Москве вполне спокойно. Официально грузин работал директором торгового ООО «Иверия», занимавшегося поставками морепродуктов в столичный регион с Дальнего Востока. Вместе с ним в подъезд вошел незнакомый человек, который, едва закрылась дверь, достал пистолет и дважды выстрелил в «вора в законе».

Киллер явно страшно нервничал. Пули прошли мимо. Рауль Гогилава бросился наверх и на площадке второго этажа натолкнулся на поджидавшего его киллера-дублера. Из 4-х выстрелов в упор 2 попали в грудь и голову. Одна из пуль, не попавших в цель, пробила железную дверь соседей, продырявила плащ , висевший в коридоре, залетела на кухню, пробила мешок с мукой и застряла в стеклянной банке с сахаром. В середине 90-х простые люди обычно делали продуктовые запасы, закупая оптом мешками муку и сахар. Убойная сила у пистолета Макарова все же огромна. Оба киллера, сделав черное дело, выскочили из подъезда, запрыгнули в «Волгу» и скрылись.

Прибывшие на место убийства милиционеры доложили начальству. В городе была запущена операция «Сирена», впрочем, не давшая результатов. Преступники бесследно скрылись от милиции, но не от земляка убитого вора Бесика Очамчирского (Гварамия). В авторитетных кругах поговаривали, что тому удалось вычислить убийц и расправиться с ними. Несколькими месяцами раньше в Берлине расстреляли давнего приятеля Рауля Зугдидского вора Шакро Старого(Какачия).

Рауль Гогилава

У Рауля Сухумского была классическая воровская биография. Он много воровал и много сидел. Его подельниками были родившийся в годы первой российской революции Вася Ленинградский, крестные отцы Дядя Миша ростовский, Коля Сван (Летодиани), Чита Безуха (Цушбая), собственные крестники Вальтер (Джеджея) и Степа Грек (Ефтиамиди), а также Арсен (Микеладзе), Тимоха Питерский (Тамразов) и Пионер Мишка одессит (Хасис). Ровно через год после коронации суд Очамчиры вновь отправил Рауля Сухумского в колонию.

После нее он стал постоянно жить в Сухуми, поэтому сменилось название суда, дававшего вору новый срок. Еще 2 года за решеткой. В 1968 году Рауль получил 4 года уже в Тбилиси. До этого он все время отбывал наказания в Грузии, хотя ему частенько приходилось «гастролировать» по России и Украине. Из Грузии его перевезут в киевское СИЗО «Лукьяновское», где незадолго до окончания срока заключения добавят новый по вновь открывшимся обстоятельствам. В 1980 году уже в Туапсе его будут ждать очередные 4 года лишения свободы.

Слева воры в законе: Вахо Эхвая и Рауль Гогилава

Слева воры в законе: Вахо Эхвая и Рауль Гогилава

В тот раз Раулю Сухумскому придется попутешествовать. Из Краснодарского края его перевезут в поволжские лагеря, а потом через Астрахань в Ташкент. В Средней Азии против него быстро слепят» новое дело и упекут в 1984 году на 12 лет особого режима. В Заравшане через 2 года он встретит извести об отмене приговора. Рауль Сухумский приедет в Москву и объявит о своей «пенсии». Пока он колесил этапами по стране, прошлое ушло безвозвратно. Новые нравы, которые всегда осуждал Рауль, неотвратимо побеждали. Сил что-то изменить, явно не хватало. Называться вором, не замечая окружающее и подстроившись под новые условия, он не мог. Оставалось одно ─ начать жизнь с чистого листа.

Дело с ограблением

Слишком уж много приключений выпало на короткую жизнь Рауля Гогилавы. Еще в 1960 году он попал в сложную передрягу. В Зестафони ограбили склад, застрелив 2-х сторожей. На дело ходил земляк Рауля вор Маткава Венец. Один из нападавших получил ранение. Его сдала милиции подруга-официантка.

Вор в законе Маткава Венец

Вор в законе Маткава Венец

Через него вышли на Венца, а тот решил заключить сделку со следователями. Рауль в общих чертах был знаком с подробностями дела. Его привезли в милицию и долго били. Он представлялся беспризорником из Тбилиси. В конце концов, ему поверили, дали сопровождающего и повезли в столицу Грузии.

На железнодорожном вокзале Рауль в толчее сбежал от милиционера. Свои претензии к Венцу Рауль Сухумский вскоре озвучил и дал ему «по ушам». Список «отлученных» Раулем внушителен. В него вошли Борис Очамчирский (Дзаламидзе), Омех (Ачба), Джони (Ахвелидиани), Родион Лашхия, Гоги (Курашвили). Принципиальность молодого Рауля не всем была по нраву. На него безоружного бросался с ножом вор-абхазец Хоз (Делба Хоз), но ударить не посмел. Рауль за трусость тут же объявил того «не вором». Криминальное сообщество признало это решение справедливым. За Хоза слово замолвил крестный отец Коля Сван, которого Рауль очень уважал. Немного подумав, Рауль Сухумский отменил свое решение. Хоз всю жизнь таил на него злобу, но ничего поделать не мог. Впрочем, его лет через 10 окончательно остановили другие воры в Москве.

Жизнь по воровским понятиям

Раул Сухумский очень внимательно разбирал персональные дела воров, прежде чем высказать свое решение. Его крестник Степа Грек в колонии попал под «пресс». Его били до потери сознания, потом надели на его руку красную повязку «активиста» и сфотографировали, чтобы дискредитировать в уголовной среде. Многие поверили провокации, но не Рауль. В принципиальном подходе к соблюдению понятий он сблизился с зугдидским воровским крылом. В нем состояли Шакро Старый, Како (Кохия) и Гия (Кварацхелия).

Впрочем, единство принципов не помешало Раулю обыграть в карты Шакро Старого до трусов. Он милостиво вернул проигравшему коллеге всю одежду, но не туфли. Шакро возвращался домой из Сухуми в Зугдиди босиком. У Рауля Сухумского было не так много крестников, как у современных воров. Сейчас только Вальтер, депортированный год тому назад из России, живет в Германии. Степа Грек и Ушба Очамчирский (Гуджеджиани) погибли в ДТП. Дима Парижанин (Лорткипанидзе) совершил в 1990 году суицид в Тбилиси. Гига Кутаисский (Саникидзе) и Руслан (Авидзба) умерли от болезней на свободе. Алика Сухумского (Загрофопуло) в 1979 году ранили из пистолета и сухумские врачи не сумели спасти его. Хоронил Алика известный абхазский вор Хаджарат (Лакоба). Никто из крестников Рауля твердо держался его принципов и никогда не переступал воровского закона.

Вор в законе Рауль Гогилава — Рауль Сухумский

Вор в законе Рауль Гогилава — Рауль Сухумский

На своей пенсии Рауль Сухумский решил путешествовать. Он проехался по России и через Дальний Восток добрался до Сахалина. Вместе с ним в Южно-Сахалинске обосновались воры Ваха (Эхвая) и Гия. Поначалу все шло гладко, но потом дважды на Ваху покушались местные бандиты. В него стреляли и пытались подорвать автомобиль. Рауля никто не трогал.

Могила вора в законе Рауля Гогилавы

Могила вора в законе Рауля Гогилавы

Последние годы он был очень дружен с Вахой. Посовещавшись, они вернулись в Москву, но связи с Сахалином у них остались. В Москве Рауль Гогилава занимался рыбным бизнесом, патронировал несколько банков и фирм, торгующих нефтепродуктами. Активности он не проявлял, но на словах всегда выражал несогласие с новыми правилами, проникшими в воровской мир. Рауль Сухумский залег на дно из которого его достали наемные убийцы. Рауля Гогилаву похоронили на Медведковском кладбище. В жизни он был видным, элегантным и сильным мужчиной, но одновременно и скромным. Его памятник весьма непритязателен. На нем коротко написано ─ Рауль. Также зовут и его внука.


Источник: “http://kompromat1.info/articles/79713-vor_v_zakone_raulj_suhumskij”

Оставить комментарий