Чеченский чекист в третьем поколении. Фото

Чеченский чекист в третьем поколении. Фото
13.01.2018 00:00
shadow
Чеченский чекист в третьем поколении. Фото

Молодые годы Владислава Суркова покрыты покровом тайны больше, чем у любого другого государственного служащего столь крупного ранга. Даже относительно места его рождения существует несколько версий: то ли он родился на территории Чечни, то ли в Липецкой области. Дискутировалось буквально все: и имя, и национальность, и даже дата рождения этого политика. О некоторых подробностях детских лет Суркова в интервью "Известиям" рассказал его отец — ныне военный пенсионер.



Окраина Уфы. Панельная девятиэтажка, вкривь и вкось облицованная желтоватой плиткой. Во дворе – пара покосившихся голубятен и исписанная граффити детская площадка. Домофон, в ответ на попытку дозвонится в квартиру Дудаевых, раздается невнятным хрипом.




— Юру Дудаева ищите? – вмешивается старик, прилаживающий «дворники» к стоящей во дворе легковушке. – Хороший человек, обстоятельный. Сразу видно – военный. Хоть и на пенсии давно. Уважаемый, со всеми здоровается. Даже с детьми. И не гордый. Мужики у него всегда на бутылку деньги «стреляют». Не отказывает. То червонец даст, то полтинник. Его тут все знают.



Знают, но не до конца. Для соседей Юрий Дудаев – это военный пенсионер, получивший в конце 80-х квартиру от Минобороны, похоронивший сына Руслана, отправивший на постоянное жительство за границу дочь Ольгу и тихо живущий в квартире на последнем этаже вместе с женой Мирой.

О том, что Дудаев еще и отец бывшего вице-премьера Владислава Суркова, до сих пор именуемого «серым кардиналом Кремля», тут не догадывается никто. Собственно, сам Юрий Данилбекович и не распространяется об этом. Даже от личной встречи с журналистами он долго уклонялся, в конце концов, еле дав уговорить себя на телефонный разговор и получасовую беседу во дворе своего дома.



"Сын повторяет мою биографию"


Перво-наперво Юрий Данилбекович расставил все точки над «i» в домыслах вокруг его имени, которыми полнится интернет и пресса. Он действительно Юрий, хотя при рождении в 1942 году получил чеченское имя Андарбек. Но дома его так не звали. Сколько себя помнит, всегда был для родных «Юриком». Так звали погибшего в боях с абреками русского друга отца Дудаева. Отец же и настоял, чтобы в паспорте имя его сына-чеченца было именно русское имя Юрий.

Дудаев скучает по Чечне. И, когда в конце 1980-х выходил на пенсию, думал уехать на родину. Но там все шло к войне, поэтому остался там, где служил.

— В Москве я б не хотел жить, честно говорю. Мне в Уфе хорошо. Когда на пенсию уходил и квартиру выбирал, очень мне понравился этот район. Полуостров, с одной стороны река Уфа, с другой – река Белая, — сходу и без всякого акцента объясняет выбор места жительства Юрий Дудаев.


В ответ на вопрос о том, предлагал ли ему сын перебраться в Москву, смеется.

— Нет, зачем? Уфа разве далеко? Полтора-два часа лету, нормально, — отрубает Дудаев и неохотно переходит к своей биографии. – Я в Главном разведывательном управлении/corruption/7942/ служил некоторое время. Я был в Управлении экспедиций. Ну, знаете, коммандос? Ходил во Вьетнам пару раз. В Сайгон, после его освобождения. В командировку ездил. Нелегально, конечно.

Из ГРУ Дудаев ушел в 1975 году. Хотел перейти во внешнюю разведку. Но, говорит, не подошел из-за яркой внешности – «там нужно быть серой мышкой, это только в кино шпионы красавцы». Ушел в войска. Уверяет, что не жалеет. Хотя выбор профессий у него с юности был широк, несмотря на детство в депортации в Средней Азии и последующее за этим поражение в правах.

До армии, после окончания десятилетки, успел поработать учителем в Дуба-Юрте, вел второй класс. Там в 1959 году и встретил Зою Антоновну Суркову – будущую маму Владислава Суркова. Из школы ушел на грозненское телевидение. Был сначала помощником режиссера, затем ассистентом и, наконец, исполняющим обязанности режиссера общественно-политических программ. В ГРУ же попал после армии, куда ушел двадцатилетним и во многом уже состоявшимся мужчиной. Говорит, что спецслужбисты заметили его во многом благодаря отцу-чекисту, который всегда был на хорошем счету.

— Получается, что сын мою биографию повторяет, — отвлекается Юрий Дудаев. – Я был режиссером, он хотел стать режиссером. Я писал стихи, он пишет стихи. Я курсантской самодеятельностью руководил, он тоже какой-то самодеятельностью руководил. Вот так у нас повторяется все. Как по следу идет. Он даже в ГРУ служил два года, в спецназе.



"Может, в правительстве еще одумаются"

Еще Юрию Данилбековичу очень нравится, что Владислав Сурков даже после увольнения из правительства продолжает много внимания уделять «Сколково».

— «Сколково» — это наше будущее, если мы хотим иметь будущее. У нас ничего своего нет. Машины, телефоны, — все иностранное. Я считаю, он бы мог создать хороший технопарк, — говорит Дудаев, добавляя, что с уходом Суркова из правительства «Россия потеряла очень хорошего и очень честного политика».

Отец Суркова считает, что именно пренебрежение инновациями со стороны правительства и стало причиной ухода его сына с высокой должности.

— Зная его, я уверен, что он уволился сам. Но я бы ему не советовал уходить в оппозицию. Ему нужна солидная работа. А не побрякушки типа удальцовых-навальных. Он человек размаха, человек дела. Может, в правительстве еще одумаются, и он вернется. Я, конечно, не ругаю правительство, но это не правильно. Хотя, он может творчеством жить, писать. Романы, пьесы, песни. У него же отлично получается. Вы его альбом слышали? – рассуждает Юрий Дудаев.

Он уверен, что сын – «он же руку приложил и к созданию «Единой России» и «Справедливой России» — может создать мощную партию, которая будет пользоваться популярностью. Но Юрию Дудаеву не хотелось бы, чтоб Владислав Сурков шел по этому пути. Ветеран коммандос искренне полагает, что «России Путина дал бог, и замены ему сейчас нет».

— Но советовать что-то делать или что-то не делать я не могу ему. Вы поймите, он умнее меня. Он талантливее меня. Я – единственный чеченец, который имеет такого сына, как Владислав Юрьевич, — заключает отец Суркова.



"Асик — настоящий чеченец"

Он настаивает на том, что и сын ощущает себя настоящим чеченцем, что в полной мере проявилось после гибели в 2002 году сына Дудаева от второго брака. Именно тогда, говорит Юрий Данилбекович, Сурков повел себя исключительно по-чеченски.

— У меня был сын Руслан 1980 года рождения. Отслужил в армии, учился на третьем курсе юридического факультета и решил заняться бизнесом. Я помог ему и его товарищам арендовать небольшое озеро недалеко от Уфы. И они там решили построить оздоровительный центр «Русская деревня». Предполагалось выстроить 18 срубов 8 на 10 метров, всем оборудованных и ресторан русской кухне. В 2002 году он был там, у этого озера. Ему вдруг стало плохо. Приехал домой. Стало еще хуже. Вызвали «скорую», его увезли в больницу. И там он умер от кровоизлияния в мозг. 22 года ему было. Золотой парень был. И если бы не звонки от Владислава, я бы не выдержал. Он мне звонил и напоминал: «Папа, не забывай, пожалуйста, что ты чеченец, будь мужественным». Только благодаря Владиславу я тогда выдержал. Хотя для меня он не Владислав, а Асик. Асланбек, — раскрываются все новые семейные тайны.

Оказывается, Суркова Владиславом в детстве звала только его русская мама. Для чеченской родни он всегда был Асланбеком, названным так в честь большевика-революционера Асланбека Шарипова.

У Дудаева даже есть детское фото Суркова, подписанное именно чеченским именем. На обратной стороне потрепанной черно-белой карточки с портретом мальчика, в котором узнается будущий кремлевский кардинал, детским почерком написано: «Папе от Асика».






Вообще, на всех детских фотографиях, которые показывает Юрий Дудаев, Сурков узнается моментально. Может, за исключением единственной, на которой 16-летний Владислав-Асланбек запечатлен с волосами до плеч и рубахе с широким воротником.

— Это какой год? Ага, 1980. Ясно, — Юрий выбрасывает из пальцев сигарету «Балканская звезда» и переворачивает фото, чтобы взглянуть на подпись. – Видите, он всегда модником был.


При этом Дудаев признается, что не знает характера сына – он ушел из семьи, когда Владиславу было пять. Сын с матерью уехали из Чечни. Общались, конечно, но на расстоянии. Так что возможности понять внутренний мир Суркова у отца не было. К тому же, он всегда старался скрыть от окружающих правду о родстве с Владиславом Юрьевичем. Признается, что даже его дочь Ольга ученый-лингвист живущая во Франции, не знает, что она – сводная сестра Суркова.

— На всякий случай, не говорю ей об этом, — туманно поясняет Юрий Дудаев.

Связь с детьми Дудаевы поддерживают по телефону. Юрий говорит, что прилетают дети редко (соседи же уверяют, что не бывают вовсе). Никакой материальной помощи от сына он не получает принципиально – хватает на все своей военной пенсии в 24 тыс. руб.

На прощание Юрий Данилбекович просит о двух вещах.

— Напечатайте, пожалуйста, что я очень благодарен Зое Антоновне за то, что она воспитала такого человека. Я очень ей благодарен. И правительству передайте, что пора уже что-то свое производить. На нефти и прочих ресурсах хорошей экономики не построить. Надо свою экономику строить, производство запускать, ведь США нас уже опережают.

Домой Юрий Дудаев не приглашает. Итак, ворчит, не хотел ни с кем про сына говорить, но раз уж нашли, то ладно.


Источник: “http://www.rospres.com/dossier/12693/”

Оставить комментарий